Вера, надежда, Стамбул: Виктория Кальп

Наш экскурсовод завела нас в одну небольшую церковь. Я решила помолиться святому, попросила у него мужчину: простого, честного, хорошего и доброго, чтобы прожить с ним вместе всю жизнь.

Я никогда не была религиозной. Ещё в юности вкусив сладость эмпирического подхода, я привыкла доверять в первую очередь фактам, добытым опытным путём. Молилась я в жизни всего пару раз. Тем более удивительно, что оба раза мои молитвы сработали, и я получила то, что хотела.

Первый раз это случилось 4 года назад. Я решила помолиться в одном из храмов Праги. В те времена я была грустной девушкой, пережившей сложные отношения и несколько бесплодных романов, которые заставили меня отчаяться в мужчинах, в себе самой, да и вообще во всем мире.

Это был большой и утомительный тур по нескольким городам Европы. Прага была последним пунктом нашего путешествия. К тому моменту я настолько устала от ночей в автобусе, что мне было абсолютно наплевать на прекрасный старинный город. Но один эпизод все же запал мне в душу. Наш экскурсовод, дама весьма пожилая и занудная, завела нас в одну небольшую церковь, название которой я сейчас уже не вспомню. Там была статуя святого (бог знает, как его звали). Экскурсовод сказала, что этот святой очень популярен в Чехии, так как отвечает за решение семейных и любовных проблем и, якобы, решает их так хорошо, что люди даже подарки ему в благодарность приносят. Так что у нашей группы есть отличная возможность решить все семейные проблемы, воспользовавшись услугами статуи. Видимо, недосып повлиял на мой рациональный ум, и я решила помолиться святому. Я попросила у него мужчину: простого, честного, хорошего и доброго, чтобы прожить с ним вместе всю жизнь.

Храм был забит женщинами до предела, все молились. Моя мама тогда сказала: «Все молятся, попроси и ты у Бога что-нибудь». Тогда, скорее из вежливости, уже не веря ни в какие чудеса, я повторила свою просьбу о любимом и любящем меня мужчине.

И уже через месяц после поездки Святой ответил. В соцсетях мне начал настойчиво писать один турок. И хотя я всегда избегала общения с представителями этой национальности, фотография парня настолько мне приглянулась, что я не устояла. Турка звали классическим арабским именем Абдулла, он изъяснялся на ломаном английском и был очень хорош собой.

Абдулла с успехом прошел мой тест на интеллект, заявив, что любит русских классиков литературы, а особенно Достоевского, но засыпался, внезапно пригласив меня приехать к нему в Стамбул. «Поехать в незнакомый город к мусульманину?! Нет, я ещё не настолько низко пала!» — подумала я. На том наш диалог и завершился.

Прошло несколько месяцев. Моя угрюмая жизнь подошла к тридцатилетнему рубежу вплотную. Однажды, по пути в командировку, мне стало так скучно, что я решила составить список черт моего избранника, конкретизировав запрос ко вселенной со всей дотошностью отчаявшейся женщины. Мне было бы очень любопытно прочитать этот список сейчас, но, к сожалению, он затерялся в архивах почты. В общих чертах, в том списке я отбросила всё, что нужно было мне двадцатилетней: крутость, вычурную интеллектуальность, нигилизм, ироничность, — и создала образ мужчины, который подходил мне тридцатилетней. Во главу угла я тогда поставила надежность, честность, доброту и благородство. Впоследствии я узнала, что всеми этими качествами обладает мой будущий муж.

Однажды по пути в командировку я решила составить список черт моего избранника, конкретизировав запрос ко вселенной со всей дотошностью отчаявшейся женщины. Впоследствии я узнала, что всеми этими качествами обладает мой будущий муж.

Прошло ещё немного времени. И снова мне довелось отправить запрос ко вселенной в дороге. С мамой мы ехали к родственникам в один из городов Донецкой области. Выйдя из суперсовременного Донецкого вокзала, который через полгода будет разрушен в глупой войне между своими и своими, мы неожиданно очутились перед маленькой церковью. Тогда было воскресенье, в церкви шла служба, и хор монашек с ангельскими голосами наполнял церковную акустику благостью и любовью к ближнему. Храм был забит женщинами до предела, все молились. Моя мама тогда сказала: «все молятся, попроси и ты у Бога что-нибудь». Тогда, скорее из вежливости, уже не веря ни в какие чудеса, я повторила свою просьбу о любимом и любящем меня мужчине.

Через пару недель мне исполнилось тридцать, и с круглой датой накатила беспредельная тоска, пик которой пришёлся на самый мрачный период года — конец зимы. Чтобы избавиться от депрессивных мыслей, я решилась на экстренные меры — путешествие в далекую страну. Из всех далеких стран самой бюджетной оказалась Турция, не требующая визы. Тогда я подумала, что поездка в красочный Стамбул развеет мою февральское уныние и станет началом чего-то нового, сама не предполагая, насколько окажусь права.

Я подумала, что поездка в красочный Стамбул развеет мою февральское уныние и станет началом чего-то нового, сама не предполагая, насколько окажусь права.

На работе я взяла 3 дня отпуска за свой счёт и отправилась навстречу восточным приключениям. Перед поездкой я по ошибке открыла свою страницу в фейсбуке, на которую не заходила год. Взгляд скользнул по заброшенной страничке, неожиданно зацепившись за поздравления с тридцатилетием от того самого стамбульского Абдуллы. Подумав, что мне понадобится бесплатный экскурсовод из местных, я написала ему, оповестив, что скоро приеду.

Мы договорились встретиться в последний день моего пребывания в Стамбуле. Я хорошо помню, как увидела высокого симпатичного парня в нелепом клетчатом пальто. Парень постоянно громко смеялся, пытаясь скрыть глубокое волнение. Его парфюм был таким едким, что им впору было травить тараканов. Позднее он рассказывал, что вылил на себя пол флакона, чтобы произвести на меня неизгладимое впечатление. Я же была в самом мрачном своём настроении и чёрной шапке детдомовского вида. Кроме того, я постоянно морщила нос и изливала сарказм настолько же едкий, как и окутывающий нас парфюм. В общем, наша встреча была далека от романтики. Но в какой-то момент красота древнего города захватила нас, и натянутость в нашей беседе исчезла. На прощание слегка коснувшись губами его щеки, я подумала о том, что мне хочется прикасаться к этой коже ещё и ещё. Наши отношения сформировались уже после моей поездки, благодаря нашим собственным усилиям , а не божественному вмешательству. Но всё же в один прекрасный день я поеду со своим мужей Абдуллой в Прагу, разыщу ту церковь и отблагодарю святого покровителя семьи букетом ромашек.

Незнакомый турок из фейсбука, смущённый парень в чужой стране и любимый муж, на плече которого ты засыпаешь каждую ночь, может оказаться одним и тем же человеком.

Какие же выводы можно сделать из незамысловатой притчи моей жизни? Незнакомый турок из фейсбука, смущённый парень в чужой стране и любимый муж, на плече которого ты засыпаешь каждую ночь, может оказаться одним и тем же человеком. Если вселенная отвечает на твои молитвы, это ещё не значит, что ты готова принять этот ответ. Факты — упрямая вещь, и если факт чуда на лицо, в него нужно просто поверить.


Яндекс.Метрика