История моего переезда во Францию: пять лет спустя

Текст и фото: Алена Мозер

Историй про «за день собрала чемодан и улетела в другую страну, имея 100 долларов в кармане» хватает. Но очень многие из них заканчиваются, едва начавшись, просто об этом не особо говорят.

Меня зовут Алена, мне 27 лет, я живу во Франции вот уже пять лет, и это история моего переезда.

 

На самом деле, я привыкла думать, что во Франции я оказалась практически случайно. Хотя очень многие, услышав мою историю, говорят: «Ну надо же, как ты все спланировала. Долго и упорно шла к своей цели». Это был бы идеальный вариант, и обычно именно так подобные проекты (вроде переезда) и работают: надо долго и упорно идти к цели, очень важен план и примерное представление о том, когда и куда вы хотите прийти.

 

Историй про «за день собрала чемодан и улетела в другую страну, имея 100 долларов в кармане» тоже хватает. Но очень многие из таких историй заканчиваются, едва начавшись, просто об этом не особо много говорят. Даже если вы переезжаете, подготовив, казалось бы, все, что только можно было подготовить, новая страна зачастую будто намеренно (на самом деле нет) вставляет вам палки в колеса, поэтому хорошо проработанный план — половина успеха. Но это все лирика во имя небольшого вступления, а теперь я расскажу свою историю. 

При слове «Париж» у меня не дрожали коленки, а французский язык я и вовсе не любила, находила его каким-то мяукающим и несерьезным.

До личного знакомства с этой страной я никогда не мечтала жить во Франции, она меня не манила, при слове «Париж» у меня не дрожали коленки, а французский язык я и вовсе не любила, находила его каким-то мяукающим и несерьезным. Я всегда любила звучание немецкого (да и до сих пор люблю) и, когда поступила на специальность, предполагающую изучение двух иностранных языков, хотела выбрать немецкий вторым языком (после английского). С немецким не получилось (кажется, тогда не набрали группу или просто закрыли эту возможность), тогда я выбрала японский основным языком, а английский был назначен у меня вторым иностранным.

 

Буквально через месяц или два часть японской группы выгнали учить корейский, потому что «японская» группа трещала по швам, а в «корейской» была пара человек. К сожалению (хотя теперь я знаю, что нет), я оказалась в числе тех, кого выгнали. Так началась моя история нелюбви с корейским языком. Я нещадно прогуливала пары, которых было очень много, потому что изучение этого языка вызывало во мне дико негативные чувства. Языки — это то, чем я могу заниматься только по любви, иначе это пытка и лучше не надо. Моя безответственность и прогулы корейского довели меня на втором курсе до ручки и до академического отпуска. После академического отпуска я твердо решила не возвращаться на корейский. Это было непросто, но мне разрешили-таки взять английский основным, а вторым языком – корейский или французский. Думаю, не надо объяснять, что колебалась я недолго. Напомню, что от французского я тоже была не в восторге, но из двух зол, как говорится…  

Юношеский максимализм к 27 годам подвыветрился, розовые очки я сняла и убрала в футляр, но на «Лазурке» меня до сих пор не покидает легкое ощущение нереальности происходящего.

А потом началась магия. Я настолько влюбилась во французский, что, помимо основных занятий в университете, сама прослушивала и учила наизусть французские песни, читала и переводила французские статьи из LeMonde, кропотливо выписывая сонмы незнакомых слов и выражений. В 2010 году после года изучения французского мне посчастливилось попасть на месяц в Ниццу, мы поехали группой на лингвистический стаж. Там я пропала окончательно. Мне было так хорошо, так комфортно, несмотря на то, что общаться с местными тогда еще было невыносимо трудно, а для построения приличной и более-менее понятной фразы требовалось пять минут шевеления извилинами. Тем более, до этой поездки про Ниццу я читала только в книгах : «Вы были на Лазурном берегу? Еще не были? Я вам сочувствую. Представьте себе рай на берегу Средиземного моря. Монако, Монте-Карло, Ницца, Канны, Сан-Рафаэль, Антиб, Сен-Тропе… Звучит, правда?». Звучит. И для меня тогда звучало. А как оно еще может быть для двадцатилетней девочки, которая до этого никогда не была за границей (Украину я заграницей никогда не считала, она — родная), а тут вдруг оказалась на Лазурном берегу? Юношеский максимализм к 27 годам подвыветрился, розовые очки я сняла и убрала в футляр, но на «Лазурке» меня до сих пор не покидает легкое ощущение нереальности происходящего, а к Ницце я никогда не перестану испытывать самых теплых чувств, и пусть это «город туристов, понтов и поджаренных солнцем пенсионеров», для меня он —  нечто гораздо большее. 

А потом началась магия. Я настолько влюбилась во французский, что, помимо основных занятий в университете, учила наизусть французские песни, читала и переводила французские статьи из LeMonde, кропотливо выписывая сонмы незнакомых слов и выражений.

После месяца в Ницце было сложно вернуться к реальности. Я уже говорила, что история моего переезда — это скорее про успешное стечение обстоятельств? Так вот, после лингвистического стажа у меня появилась возможность получить французский диплом, не выезжая из Хабаровска. Университет Ниццы подписал с моей родной хабаровской Академией договор, который назвали «Программой двойного дипломирования». Эта программа позволила нам за два года получить французский Licence 3, это как средне-высшее образование, потому что до высшего надо отучиться еще два года на Master 1 и Master 2. Но это средне-высшее – оно вполне себе самостоятельное и неплохое.

 

Заручившись согласием родителей, я записалась на программу. Записалась не с целью уехать во Францию, тогда я еще думала, что это почти неосуществимо, а из тех соображений, что иностранный диплом еще никому и никогда не мешал. Но время шло, а в моей голове все прочнее поселялась мысль о том, что я хочу и буду пробовать уезжать в Ниццу доучиваться и получать Master 1 и 2. 

У меня всегда, с самого детства, было ощущение, что на одном месте я не засижусь, и что без приключений у меня не обойдется. Так и получилось.

Так, за «выгрызанием» русско-французского гранита науки прошел еще год, в котором было немало обычных студенческих радостей, встреч с друзьями, зачетов, экзаменов. А мой последний «русский» год и пятый курс пролетели незаметно, как один день. В нем было получение основного образования, получение французского образования, дополнительные курсы французского и подготовка к экзамену на уровень языка, без которого я не смогла бы поступить на Master, подработка, чтобы накопить на билеты во Францию на пару недель в феврале 2012. Потом был экзамен по французскому (который я сдала лучше всех, кто сдавал его со мной в тот день), была защита диплома и выпускной, подготовка и перевод документов для университета Ниццы и получения визы. В августе 2012 года я взяла свой чемодан на 20 кг, паспорт, документы и билет в одну сторону и улетела сначала в Москву оформлять визу, а затем и в Ниццу. 

Так началась моя история любви с этой страной. В этой истории были не только позитивные моменты, бывало грустно, страшно, плохо, одиноко, трудно. Я отучилась два года в университете Ниццы, а потом по личным обстоятельствам переехала в Марсель, где с тех пор живу и работаю в сфере маркетинга. Я точно знаю, что это далеко не мое final destination, и с некоторым страхом и трепетом жду того, что будет дальше. Я не жалею ни об одном своем решении, все сложилось именно так, как должно было сложиться. У меня всегда, с самого детства, было ощущение, что на одном месте я не засижусь, и что без приключений у меня не обойдется. Так и получилось. И я этому очень рада.

 

Тем не менее, я совершенно точно уверена, что переезд в другую страну — далеко не всегда благо и правильное решение, это не панацея, это уж точно не лекарство от проблем. Ни в Европе, ни где бы то ни было, нас, приезжих, не ждут с раскрытыми объятиями. Нигде нет молочных рек и кисельных берегов, а за возможность жить во Франции и путешествовать по Европе я плачу тем, что семью и друзей, которые остались в России, у меня не получается видеть чаще раза в год. Я не жалуюсь, это просто факт, который стоит принять к сведению, принимая подобное решение. 

Нигде нет молочных рек и кисельных берегов, а за возможность жить во Франции и путешествовать по Европе я плачу тем, что семью и друзей, которые остались в России, у меня не получается видеть чаще раза в год.

Сейчас у меня будто два дома. Во Франции я скучаю по России, а в России – по Франции. В обеих странах мне по-своему хорошо, они очень разные, но обе мне по-настоящему дороги. Эту статью я дописываю, сидя за своим столом в Хабаровске. За тем самым столом, за которым я переводила и переписывала французские статьи, готовилась к экзамену по французскому, подготавливала документы на переезд. Это было недавно, но, в то же время, очень давно. Я сижу за этим столом, вспоминаю, и мне хорошо. 


Яндекс.Метрика